Советы рыболову зимой Советы рыболову весной Советы рыболову летом Советы рыболову осенью Общие 

Разделы

  Основы
  Поплавочная удочка
  Спиннинг
  Спиннинг-приманки
  Донная удочка
  Нахлыст
  Другие снасти
  Рыбы наших водоемов
  Семейства рыб
  Наука ихтиология
  Рыбацкая кухня
  Техника безопасности
  Первая помощь
  Видео
  Статьи о рыбалке
  Разное




Рубрики

  Отчеты о рыбалке
  Календарь рыболова
  Мастерская рыбака
  Вопрос - Ответ
  Стихи про рыбалку
  Болезни рыб
  Насадки
  Эхолоты
  GPS приемники
 

где купить humminbird



Поппер що таке діалектика




Кроме того, он показывает, как из противоречия следует что угодно. Примирение с противоречием обязательно приводит нас к отказу от критики, от поиска непротиворечивых теорий, синтеза, к концу рациональности и науки. Поэтому диалектическая логика, более чем годная для философского описания истории, не должна занимать фундаментальное место формального логического вывода в жизни. И уж тем более нелепо утверждать, что физическая реальность развивается диалектически, как это делает Маркс. Такая терминология, по мнению Поппера, лишь вводит в заблуждение. Материал из Википедии — свободной энциклопедии. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версиипроверенной 11 сентября ; проверки требуют 28 правок. У этого термина существуют и другие значения, см. МарксизмДиалектический материализмМатериалистическая диалектика. Все остальное входит в положительную науку о природе истории. На мой взгляд, социальный опыт ясно показывает, что при определенных обстоятельствах влияние идей возможно, поддержанных пропагандой может перевесить и вытеснить влияние экономических сил. Кроме того, если мы считаем, что невозможно полностью понять интеллектуальное развитие, не поняв его экономической подоплеки, то по меньшей мере равно невозможно понять экономическое развитие, не принимая во внимание, например, развитие научных или религиозных идей. В настоящий момент для нас важно не столько проанализировать материализм и экономизм Маркса, сколько выяснить, что произошло в рамках его системы с диалектикой. Что касается первого момента, то мы должны помнить, что Гегель был одним из изобретателей исторического метода — основателем целой школы мыслителей, которые считали, что описание истории развития является его причинным объяснением. Они были убеждены, например, что можно объяснить определенные социальные институты, если показать, каким образом они медленно вырабатывались человечеством. В наши дни часто признают, что значение исторического метода для социальной теор ии было значительно завышено, однако вера в этот метод никоим образом не иссякла. Здесь же я хотел бы подчеркнуть, что Марксова социология заимствовала у Гегеля не только ту мысль, что метод социологии должен быть историческим и что социология, так же как история, должна стать теор ией социального развития, но и тезис о необходимости объяснять это развитие в диалектических терминах. Для Гегеля история была историей идей.

В данном отношении Маркс и Энгельс шли за Гегелем след в след, и это можно доказать текстуально. Но капитализм, с неумолимостью закона Природы, порождает свое собственное отрицание. Пророчество, конечно же, не должно быть обязательно ненаучным, о чем свидетельствуют предсказания затмений и других астрономических событий. Однако гегелевская диалектика, включая ee материалистическую версию, не может служить надежным основанием для научных прогно зов. Из множества примеров возьмем только один. Мало кто из современных нам марксистов решится сказать, что эти предсказания были удачными. Таким образом, основывающиеся на диалектике прогно зы иногда будут правильными, а иногда — неправильными. В последнем случае, очевидно, возникает непредвиденная ситуация. Любое развитие можно подогнать под диалектическую схему, и диалектик может не опасаться опровержения будущим опытом Как уже упоминалось, ошибочен не просто диалектический подход, ошибочна сама мысль о теор ии исторического развития,— представление, согласно которому целью научной социологии являются крупномасштабные исторические прогно зы. Однако в данной статье мы не рассматриваем эту тему подробно. Кроме той роли, какую играет диалектика в историческом методе Маркса, необходимо вспомнить и о его антидогматической установке. Ученый — это не тот человек, который много знает, а тот, кто полон решимости не оставлять поиска истины. Научные системы развиваются, причем развиваются, согласно Марксу, диалектически. Против этой мысли, собственно, нечего возразить — хотя я лично думаю, что диалектическое описание развития науки не всегда применимо без насилия над фактами и что лучше описывать развитие науки менее амбициозным и расплывчатым образом, например, в терминах теор ии проб и ошибок. Я готов допустить, впрочем, что это мое замечание не имеет большого значения. Реальность, однако, такова, что Марксов прогрессивный и антидогматический взгляд на науку на деле никогда не проводился ортодоксальными марксистами. Прогрессивная, антидогматическая наука критична, в критике — сама ее жизнь. Но марксисты никогда не отличались терпимостью к критике марксизма, диалектического материализма. Гегель полагал, что философия развивается и что его система, однако, должна оставаться последней, наивысшей и вечно непревзойденной стадией развития. Марксисты переняли эту установку, распространив ее на систему Маркса. Как правило, критиков хулят за неумение понять диалектику — эту пролетарскую науку — или за предательство.

Благодаря диалектике антидогматическая установка была оставлена и марксизм утвердился как догматизм, и догматизм достаточно гибкий, чтобы с помощью диалектического метода уклониться от всякой животворной критики. Таким образом он превратился в то, что я назвал железобетонным догматизмом. Однако для развития науки нет большего препятствия, чем такого рода догматизм. Не может быть развития науки без свободного соревнования мыслей,— такова сущность антидогматического подхода, когда-то столь решительно отстаиваемого Марксом и Энгельсом. Вообще говоря, свободное соревнование научных идей невозможно без свободы мышлени я как такового.

поппер що таке діалектика

Таким образом, диалектика сослужила дурную службу не только для развития философии, но и для развития политической теор ии. Нам легче будет понять эту ее несчастливую роль, если мы постараемся разобраться в том, каким образом сформировалась политическая теор ия Маркса. Рассмотрим ситуацию в целом. Маркс, прогрессивно, эволюционно и даже революционно мыслящий молодой человек, попал под влияние Гегеля, знаменитейшего немецкого философа. Гегель был представителем прусской реакции. Он использовал свой принцип тождества разума и действительности для поддержки существующих властей — ведь то, что существует, разумно — и для защиты идеи Абсолютного Государства которая теперь называется тоталитаризмом. Маркс, восхищавшийся Гегелем, но имевший совершенно другой политический темперамент, нуждался в философии, которая могла бы обосновать его политические взгляды. Можно представить себе охватившее его ликование, когда он понял, что гегелевскую диалектическую философию легко повернуть против ее творца — что диалектика подходит скорее для революционной политической теор ии, чем для консервативной и апологетической. Кроме того, диалектика прекрасно отвечала его потребности в теор ии, которая была бы не просто революционной, но и опти мист ической — предсказывала бы прогресс на том основании, что каждый следующий шаг есть шаг вперед. Это открытие, неотразимо притягательное для последователя Гегеля и в эру господства Гегеля, теперь, вместе с гегельянством, полностью утратило значение и едва ли может считаться чем-то большим, нежели умный tour de force блестящего молодого студента, обнаружившего спекулятивную слабость незаслуженно прославленного учителя. Однако же это открытие Маркса стало теор етическим основанием так называемого научного марксизма. И оно способствовало превращению марксизма в догматическую систему, поскольку препятствовало тому научному развитию, на которое, возможно, марксизм был способен. Поэтому марксизм сохранял догматическую установку десятилетиями, повторяя своим оппонентам в точности те доводы, которые с самого начала использовали его основатели. Это хуже, чем пропагандировать Архимедову механику в качестве основы для современного инженерного дела. Все развитие диалектики должно предостерегать нас против опасностей, неотделимых от философского системосозидания. Оно напоминает нам, что философия не должна быть основанием для каких бы то ни было научных систем и что философам следует быть гораздо скромнее в своих притязаниях. Было бы чрезвычайно полезно, если бы они обратились к исследованию критических методов науки. Перевод выполнен по изд.: Нет, не интересно даже дискутировать с человеком, который методы агротехники пытается применить в косметологии. Карл Поппер пытается доказать, что из наличия в рассуждении формально- логического противоречия в рамках Классической логики следует всё, что угодно.

Да, этот вывод был известен ещё во времена Дунса Скота, Буридана и Уильяма Оккама. Однако к году Поппер уже знал и о том, что программа Гильберта смотри интуиционизм и программа Гильберта на I Международном конгрессе математиков рухнула под напором теорем Гёделяи о том, что приказал долго жить логицизма математическая логика, спрятавшись за стенками Цермело-Френкеля от наступающих на неё парадоксов в стиле Эвбулида-Расселак этому моменту уже признала себя всего лишь одной из возможных идеализаций реальности. Кроме интуиционистской логики без Закона исключённого третьего, Закона снятия двойного отрицания, абстракции актуальной бесконечности и др. Таким образом, о распространении Закона Исключённого ТРЕТЬЕГО на весь мыслимый универсум не может быть и речи. Зная всё это, Карл Поппер продолжает доказывать, что из противоречия следует всё, что угодно во всём мыслимом универсуме!? Это делается внесистемными средствами на этапе интерпретации символических языковых выражений на ПОР. Значительная часть парадоксов Формальной логики как раз и возникает тогда, когда исследователь начинает анализировать СМЫСЛ языкового выражения, отвлекаясь от его ЗНАЧЕНИЯ что в принципе запрещено аксиомами, так как СМЫСЛ в процессе умозаключения не должен меняться! Идея Гильберта в том и состояла, чтобы свести всё к формализованному языку и анализировать финитными средствами лишь связи между формулами. Как оказалось, сделать это во всём мыслимом универсуме невозможно. К этому осталось только ещё раз повторить, что абсолютизация чего-либо, тотальное распространение какого-либо вывода на весь мыслимый универсум умалчивая о принятых идеализациях суть всегда ОШИБКА софистический приём. И совершенно неважно, кто пользуется этим приёмом - диалектик или метафизик: Это то и забыл Поппер.

  • Сравнит лодочные моторы меркурий
  • Пвх лодка штурман 330 про купить
  • Где ловить жереха на реке
  • Мир охоты и рыбалки интернет магазины
  • Даже в Формальной Логике качественно новые результаты металогического характера получают внесистемными средствами смотри Теорему Гёделя о неполноте. Между прочим, на подобном очень характерном умолчании Эйнштейн построил Специальную теорию относительности! По умолчанию предполагалось, что время течёт во всех системах отсчёта одинаково. Эйнштейн поставил это под сомнение. Что было дальше, все знают.

    Карл Поппер. Что такое диалектика?

    Умолчание - та же ЛОЖЬ, которая вносит ошибку в аргументацию! ПОР у Формальной и Диалектической логик даже не пересекаются!!! Аксиомы у этих парадигм принципиально различны! Единственное, что у них есть общего, это происхождение терминологии Диалектической логикикоторая только звучит похоже на терминологию Формальной логики, но при этом имеет принципиально иной СМЫСЛ!!! МЕТОДОМ в Формальной логике является сочетание индуктивного, абдуктивного и дедуктивного выводов, анализа и синтеза. Это происходит, когда я соглашаюсь написать статью на такую провокационную тему. Критерии оценки эссе или задание группы С Как вы знаете, максимум баллов, который вы можете набрать за эссе 5. Готнога Предпринята попытка оценить прогностический потенциал материалистического. Выберите из каждого один ответ: Иногда я предоставляю возможность другим. Теория движения электромагнитного поля. Введение в теорию Л. Войцехович В главе отмечается факт существования парадоксов, внутренних противоречий классической теории электромагнитного поля, и намечается. Мы должны отыскать абсолютно первое, совершенно безусловное основоположение всего человеческого знания. В-третьих, из круга обязательных технических приемов лучше отобрать лишь те методы, которые имеют принципиальный характер для понимания предмета. Полнота предмета должна проявляться в целостности и последовательности. Анализ главных философских направлений.

    Карл Поппер. Що таке діалектика

    Основной вопрос философии Основным в философии считается. ФРАНКА Проблема возникновения знания является одной из фундаментальных проблем теории познания, попытки найти решения которой можно обнаружить. Если начальник не прав, см п. ДАВЫДОВ Положительные изменения в системе современного образования во многом будут зависеть от того, сумеют ли педагоги. Введение Футурология изучает вероятность реализации различных сценариев возможного и желаемого будущего человечества, опираясь на исторические закономерности, общественные тенденции и технологические достижения. Основы логики и логические основы компьютера. Формы мышления Первые учения о формах и способах рассуждений возникли в странах Древнего Востока Китай, Индияно в основе современной логики лежат учения. ГЛАВА VI ПРИРОДА ЯЗЫКОВОГО ЗНАКА Теория языкового знака, ныне явно или неявно принятая в большинстве сочинений по общей лингвистике, ведет свое начало от Ф. И положение Соссюра о том, что природа. Согласно идеологии ФГОС ОО ведущим типом урока в современной школе становится проблемный урок.? Что такое проблемный урок? ИДО НГТУ Темы рефератов по изученному первоисточнику 1. В споре рождается истина. С какими только оттенками мы можем произнести это утверждение Слайд. Понятие числовой последовательности В курсе математического анализа изучаются переменные величины и зависимость между ними Простейшими переменными величинами являются числовые последовательности Определение. Философия Возрождения и Нового времени Тема занятия: Особенности философии Нового времени: С А Лавренченко http: Иоанн Дунс Скот Является ли первичной причиной порожденного знания объект сам по себе, или [объект] присутствующий в [уразумеваемом] виде. Наука как таковая, как целостное развивающееся формообразование, включает в себя ряд частных наук, которые подразделяются в свою очередь. Теория государства и права как наука Понятие Теория государства и права обычно употребляется в двух смыслах: В широком смысле под ТТЛ понимается система всех знаний о государстве. Общие положения Правила экономического боя 1 Экономический бой это соревнование двух команд в решении экономических задач. Он состоит из двух частей.

    поппер що таке діалектика

    Сначала команды получают условия задач и определенное. ХХII, 4, роблемы определения знания Отклик на панельную дискуссию, опубликованную в предыдущем номере журнла 1 А. ЧЕРНЯК В статье А. ЛАБИРИНТЫ мозга УДК Wayne Miller TOP BRAIN, BOTTOM BRAIN: Surprising Insights into How You hink Copyright by Stephen M. Розин Институт философии РАН rozinvm mail.

    Поппер Карл Раймунд и диалектика

    Элиминация кванторов На предыдущей лекции была изучена элиминация кванторов в случае натуральных чисел, равенств и операции прибавления единицы. Схемы к урокам обществознания. Мировоззрение система взглядов на объективный мир и место человека в нем, на отношение человека к окружающей его действительности и самому себе, а также обусловленные этими. Если результат проверки свидетельствует об ошибочности теории, то теория элиминируется. Диалектика в современном, то есть главным образом гегелевском, смысле термина — это теория, согласно которой нечто — в частности, человеческое мышление,— в своем развитии проходит так называемую диалектическую триаду: Тезис, скорее всего, вызовет противоположение, оппозицию, поскольку, как и большинство вещей в этом мире, он, вероятно, будет небесспорен, то есть, не лишен слабых мест. Борьба между тезисом и антитезисом продолжается до тех пор, пока не находится такое решение, которое в каких-то отношениях выходит за рамки и тезиса, и антитезиса, признавая, однако, их относительную ценность и пытаясь сохранить их достоинства избежать недостатков. Это решение, которое является третьим диалектическим шагом, называется синтезом. Однажды достигнутый, синтез, в свою очередь, может стать первой ступенью новой диалектической триады и действительно становится ею, если оказывается односторонним или неудовлетворительным по какой-то другой причине. Ведь в последнем случае снова возникнет оппозиция, а значит, синтез можно будет рассматривать как новый тезис, который породил новый антитезис. Однако следует отметить, что диалектическое развитие не является полным эквивалентом описанного нами развития теории посредством проб и ошибок. Рассматривая метод проб и ошибок, мы имели в виду только идею и критику в ее адрес, или, используя терминологию диалектиков, борьбу между тезисом и антитезисом; мы не принимали во внимание дальнейшее развитие, не предполагали, что борьба между тезисом и антитезисом должна закончиться неким синтезом. Мы имели в виду, скорее, что борьба между идеей и ее опровержением, или между тезисом и антитезисом, приведет к элиминации тезиса или, возможно, антитезисаесли он окажется неудовлетворительным, и что соревнование теорий должно завершиться принятием новых теорий. Можно сказать, что интерпретация в терминах метода проб и ошибок является несколько более гибкой, чем интерпретация в терминах диалектики. Она не ограничивается ситуацией, где предлагается начинать с одного-единственного тезиса, и потому с легкостью находит применение там, где с самого начала выдвигается несколько тезисов, независимых друг от друга и не обязательно противоположных.

    Однако надо признать, что очень часто — пожалуй, даже обычно — развитие определенной области человеческого мышления начинается с какой-то одной идеи. Диалектики настаивают еще на одном моменте, в котором диалектика несколько отличается от общей теории проб и ошибок. Действительно, в рамках теории проб и ошибок, как уже говорилось, достаточно сказать, что неудовлетворительная точка зрения будет опровергнута или элиминирована. Диалектик же настаивает, что этого недостаточно. Он подчеркивает, что, хотя обсуждаемая точка зрения или теория может быть опровергнута, в ней имеется, по всей вероятности, нечто достойное сохранения,— иначе она вряд ли была бы вообще выдвинута и воспринята всерьез. Это рациональное зерно тезиса, вероятно, наиболее отчетливо осознается теми, кто защищает тезис от нападок оппонентов, сторонников антитезиса. Следовательно, единственно приемлемым исходом борьбы будет синтез, то есть теория, в которой сохранены наиболее ценные элементы и тезиса, и антитезиса. Необходимо признать, что подобная диалектическая интерпретация истории мышления может быть вполне удовлетворительной и добавляет некоторые ценные моменты к интерпретации мышления в терминах проб и ошибок. Мы должны быть осторожны, например, по отношению к ряду метафор, используемых диалектиками и, к сожалению, часто воспринимаемых слишком буквально. Другими словами, синтез обычно представляет собой нечто гораздо большее, нежели конструкцию из материала, доставляемого тезисом и антитезисом. Однако самые серьезные недоразумения и невнятица возникают из-за расплывчатости, характерной для рассуждений диалектиков о противоречиях. Они даже утверждают, что противоречий вообще нельзя избежать, поскольку они встречаются в мире всегда и повсюду. Диалектики говорят, что противоречия плодотворны и способствуют прогрессу, и мы согласились, что в каком-то смысле это верно. В противовес подобным теориям они подчеркивали материальную сторону человеческой природы, выражающуюся, например, в потребности людей в пище и других материальных благах, и ее важность для социологии. Это совершенно здравый подход, и я думаю, что данное положение Маркса действительно важно и сохраняет свое значение и в наши дни. Маркс научил нас тому, что даже развитие идей нельзя понять до конца, если трактовать историю идей — хотя такое толкование часто имеет большие достоинства — не принимая во внимание условия их возникновения и жизненную ситуацию их создателей, где экономическая сторона чрезвычайно важна.

    Тем не менее я лично считаю, что Марксов экономизм — настойчивое утверждение им экономических предпосылок в качестве последнего основания любого развития — является ошибочным и фактически несостоятельным. На мой взгляд, социальный опыт ясно показывает, что при определенных обстоятельствах влияние идей возможно, поддержанных пропагандой может перевесить и вытеснить влияние экономических сил. Кроме того, если мы считаем, что невозможно полностью понять интеллектуальное развитие, не поняв его экономической подоплеки, то по меньшей мере равно невозможно понять экономическое развитие, не принимая во внимание, например, развитие научных или религиозных идей. В настоящий момент для нас важно не столько проанализировать материализм и экономизм Маркса, сколько выяснить, что произошло в рамках его системы с диалектикой. Что касается первого момента, то мы должны помнить, что Гегель был одним из изобретателей исторического метода — основателем целой школы мыслителей, которые считали, что описание истории развития является его причинным объяснением. Они были убеждены, например, что можно объяснить определенные социальные институты, если показать, каким образом они медленно вырабатывались человечеством. В наши дни часто признают, что значение исторического метода для социальной теории было значительно завышено, однако вера в этот метод никоим образом не иссякла.

    поппер що таке діалектика

    Здесь же я хотел бы подчеркнуть, что Марксова социология заимствовала у Гегеля не только ту мысль, что метод социологии должен быть историческим и что социология, так же как история, должна стать теорией социального развития, но и тезис о необходимости объяснять это развитие в диалектических терминах. Для Гегеля история была историей идей. В данном отношении Маркс и Энгельс шли за Гегелем след в след, и это можно доказать текстуально. Но капитализм, с неумолимостью закона Природы, порождает свое собственное отрицание. Пророчество, конечно же, не должно быть обязательно ненаучным, о чем свидетельствуют предсказания затмений и других астрономических событий. Однако гегелевская диалектика, включая ee материалистическую версию, не может служить надежным основанием для научных прогнозов. Из множества примеров возьмем только один. Мало кто из современных нам марксистов решится сказать, что эти предсказания были удачными.

    поппер що таке діалектика

    Таким образом, основывающиеся на диалектике прогнозы иногда будут правильными, а иногда — неправильными. В последнем случае, очевидно, возникает непредвиденная ситуация. Любое развитие можно подогнать под диалектическую схему, и диалектик может не опасаться опровержения будущим опытом Как уже упоминалось, ошибочен не просто диалектический подход, ошибочна сама мысль о теории исторического развития, — представление, согласно которому целью научной социологии являются крупномасштабные исторические прогнозы. Однако в данной статье мы не рассматриваем эту тему подробно. Кроме той роли, какую играет диалектика в историческом методе Маркса, необходимо вспомнить и о его антидогматической установке. Ученый — это не тот человек, который много знает, а тот, кто полон решимости не оставлять поиска истины. Научные системы развиваются, причем развиваются, согласно Марксу, диалектически. Против этой мысли, собственно, нечего возразить — хотя я лично думаю, что диалектическое описание развития науки не всегда применимо без насилия над фактами и что лучше описывать развитие науки менее амбициозным и расплывчатым образом, например, в терминах теории проб и ошибок. Я готов допустить, впрочем, что это мое замечание не имеет большого значения. Реальность, однако, такова, что Марксов прогрессивный и антидогматический взгляд на науку на деле никогда не проводился ортодоксальными марксистами. Прогрессивная, антидогматическая наука критична, в критике — сама ее жизнь. Но марксисты никогда не отличались терпимостью к критике марксизма, диалектического материализма. Гегель полагал, что философия развивается и что его система, однако, должна оставаться последней, наивысшей и вечно непревзойденной стадией развития. Марксисты переняли эту установку, распространив ее на систему Маркса. Как правило, критиков хулят за неумение понять диалектику — эту пролетарскую науку — или за предательство. Благодаря диалектике антидогматическая установка была оставлена и марксизм утвердился как догматизм, и догматизм достаточно гибкий, чтобы с помощью диалектического метода уклониться от всякой животворной критики. Таким образом он превратился в то, что я назвал железобетонным догматизмом. Однако для развития науки нет большего препятствия, чем такого рода догматизм.

    поппер що таке діалектика

    Не может быть развития науки без свободного соревнования мыслей, — такова сущность антидогматического подхода, когда-то столь решительно отстаиваемого Марксом и Энгельсом. Вообще говоря, свободное соревнование научных идей невозможно без свободы мышления как такового. Таким образом, диалектика сослужила дурную службу не только для развития философии, но и для развития политической теории. Нам легче будет понять эту ее несчастливую роль, если мы постараемся разобраться в том, каким образом сформировалась политическая теория Маркса. Рассмотрим ситуацию в целом. Маркс, прогрессивно, эволюционно и даже революционно мыслящий молодой человек, попал под влияние Гегеля, знаменитейшего немецкого философа. Гегель был представителем прусской реакции. Он использовал свой принцип тождества разума и действительности для поддержки существующих властей — ведь то, что существует, разумно — и для защиты идеи Абсолютного Государства которая теперь называется тоталитаризмом. Маркс, восхищавшийся Гегелем, но имевший совершенно другой политический темперамент, нуждался в философии, которая могла бы обосновать его политические взгляды. Можно представить себе охватившее его ликование, когда он понял, что гегелевскую диалектическую философию легко повернуть против ее творца — что диалектика подходит скорее для революционной политической теории, чем для консервативной и апологетической. Кроме того, диалектика прекрасно отвечала его потребности в теории, которая была бы не просто революционной, но и оптимистической — предсказывала бы прогресс на том основании, что каждый следующий шаг есть шаг вперед. Это открытие, неотразимо притягательное для последователя Гегеля и в эру господства Гегеля, теперь, вместе с гегельянством, полностью утратило значение и едва ли может считаться чем-то большим, нежели умный tour de force блестящего молодого студента, обнаружившего спекулятивную слабость незаслуженно прославленного учителя. Однако же это открытие Маркса стало теоретическим основанием так называемого научного марксизма. И оно способствовало превращению марксизма в догматическую систему, поскольку препятствовало тому научному развитию, на которое, возможно, марксизм был способен. Поэтому марксизм сохранял догматическую установку десятилетиями, повторяя своим оппонентам в точности те доводы, которые с самого начала использовали его основатели. Это хуже, чем пропагандировать Архимедову механику в качестве основы для современного инженерного дела. Все развитие диалектики должно предостерегать нас против опасностей, неотделимых от философского системосозидания. Приведенный нами эпиграф можно обобщить. В самом деле, общая тенденция к испытанию, подразумеваемая в нашем эпиграфе, просматривается и в более широкой области — в огромном разнообразии форм и явлений, созданных жизнью на нашей планете.

    Метод, с помощью которого пытаются решить все проблемы, обычно один и тот же,— это метод проб и ошибок. Этот же метод, по сути дела, используется и организмами в процессе адаптации. Ясно, что его успешность в огромной степени зависит от количества и разнообразия проб: Метод, способствующий развитию человеческого мышления - и особенно философии, мы можем охарактеризовать как частный случай метода проб и ошибок. Видимо, люди чаще всего реагируют на проблему двояко: Эта борьба идеологических установок - которая, несомненно, может быть разъяснена в терминах метода проб и ошибок - характерна для всего, что можно назвать развитием человеческого мышления. Такая борьба отсутствует, как правило, в тех случаях, когда некоторую теорию или систему, несмотря ни на что, догматически отстаивают в течение долгого времени. Однако найдется очень немного примеров если они вообще существуют развития мышления, которое было бы медленным, неуклонным, непрерывным и шло бы путем постепенного улучшения, а не путем проб, ошибок и борьбы идеологических установок. Если эта теория и признается наукой, то лишь условно; и самая характерная черта научного метода состоит как раз в том, что ученые не пожалеют сил для критики и проверки обсуждаемой теории. Критика и проверка идут рука об руку:




  • Станок по производству силиконовых приманок
  • Русская подводная лодка к-19
  • Видео ловля щуки после нереста






  • Нравится сайт? Поделись с другом!